Главная Публикации по тверской биографике
Публикации по тверской биографике
Истинно народный
Крюков Н.Н.

Эти слова высечены на скромном надгробии актёра театра и кино Николая Николаевича Крюкова на Серафимовском кладбище Санкт-Петербурга. Любимый актёр нескольких поколений зрителей, впервые снявшийся в кино ещё в 1938 году, получил звание заслуженного артиста России, когда ему шёл семьдесят шестой год. Так сложилась его человеческая судьба.

Николай Крюков родился 8 июля 1915 года в старинном селе Замытье, ныне это Рамешковский район Тверской области.

Окончив сельскую школу, он уехал в Ленинград, трудился рабочим на заводе «Севкабель». Юношеское увлечение театром переросло понимание, что это его жизненное призвание. Начав с самодеятельной студии при родном заводе, он затем поступил в студию знаменитого Ленинградского Большого драматического театра, которую окончил 20-летним, в 1935 году. Уже на следующий год Николай начал профессиональную актерскую деятельность, поступив в театр-студию талантливого режиссера и драматурга Сергея Радлова, преобразованную в 1939 году в театр имени Ленсовета. Несколько предвоенных лет принесли молодому актёру огромную популярность и, без преувеличения, любовь взыскательных ленинградских зрителей. Радлов вводил его на многие ведущие роли в своих театральных постановках. Тогда же он впервые прикоснулся к кино, сыграв роль второго плана в фильме Леонида Лукова «Морской пост» — о пограничниках одного из тихоокеанских гарнизонов. В 1940 году Крюков снялся в киноленте «Политрук Колыванов». Хотя завершить съёмки картины помешала война, в своих официальных творческих карточках Николай Николаевич всегда называл эту работу.

Полный текст
 
Красный флаг над Линахамари
Десант готовится к высадке

На северо-западе Кольского полуострова в полосе шириной около 60 км держали создававшуюся в течение трех лет эшелонированную оборону три немецкие дивизии и четыре бригады горной армии общей численностью более 50 тысяч солдат и офицеров. Наша 14-я армия наносила главный удар на Петсамо (ныне поселок Печенга). Примечательно, что в XVI веке именно здесь проповедовал и крестил язычников-лопарей, основав самую северную по сей день православную обитель, уроженец Торжка преподобный Трифон Печенгский, «северный апостол». И вот теперь, через 400 лет, наша армия в кровопролитных боях с агрессором возвращала эти земли России.

На подступах к поселку Петсамо главным опорным пунктом был порт Линахамари. Предоставим слово самому авторитетному советскому флотоводцу, наркому ВМФ и Адмиралу Флота Советского Союза Николаю Герасимовичу Кузнецову: «При прорыве в порт Линахамари вновь во всем блеске проявились лучшие качества нашей морской пехоты. Стремительные катера мчались сквозь стену огня. На их палубах, сжимая в руках оружие, находились морские пехотинцы, те самые, что три года дрались в насквозь промерзших скалах хребта Муста-Тунтури, высаживались на берег у Западной Лицы, участвовали и в других десантах, так что за плечами каждого теперь был опыт многих боев. На всем протяжении фиорда вражеский огонь был убийственный. Но не зря говорят, что смелого пуля боится. Потерь оказалось совсем мало. В первом броске десанта шли 660 морских пехотинцев под командованием майора И.А. Тимофеева. Вот и причалы. Первым высадился со своими подчиненными старший сержант И.П. Каторжный. Вскоре он вместе с рядовым И.В. Королевым водрузил красный флаг над портовым зданием. Все решили внезапность, быстрота, дерзость. Они ошеломили врага. Немецкий командир базы Линахамари только и успел передать в Киркенес: «Большевистские катера прорвались в базу. Срочно эвакуируюсь!» После освобождения Линахамари Северный флот получил удобную базу в Варангер-фьорде».

Полный текст
 

Поиск