Главная Новости Операция «Марс» на тверской земле глазами современников
Операция «Марс» на тверской земле глазами современников
29.01.2013

Фото: Михаил Хетчиков, http://liewar.ru

11 декабря 2012 года в Музейно-выставочном центре им. Лизы Чайкиной города Твери прошла научно-историческая конференция на тему «Операция «Марс» на тверской земле», организованная Ассоциацией общественных организаций в составе: Тверского регионального научного военно-исторического центра, Тверского областного общественного фонда поддержки Мемориального комплекса славы воинам-сибирякам, Тверского областного Союза ветеранов войны и военной службы, Тверского регионального отделения Общероссийской общественной организации ветеранов Вооруженных сил РФ.

Конференция была приурочена к 70-летию проведенной на тверской земле стратегической операции «Марс».

В работе конференции приняли участие 86 человек. В их числе: представители Правительства Тверской области, Тверской городской думы, Администрации Бельского района, ветеранских организаций области и города, девяти общественных организаций, трех политических партий, студенты и школьники.

Научно-историческая конференция проводилась с целью формирования объективного представления о ходе подготовки операции «Марс» и противоборстве советских и немецких войск в ней.

С докладами и сообщениями выступили: член Общественной палаты Тверской области, доктор военных наук, профессор Хетчиков Михаил Дмитриевич; Павлов Юрий Александрович; Мангазеев Игорь Александрович, Терентьев Александр Михайлович, школьники Багрова Дарья Сергеевна, Ванюков Александр Владимирович.

В ходе конференции состоялось награждение участника операции «Марс», ветерана Великой Отечественной войны лейтенанта в отставке Пазенко Петра Парфировича дипломом и памятной лентой «Почетный гражданин Бельского района», социально активных педагогов, студентов, школьников памятным знаком «За верность традициям старших поколений».

Каждому участнику конференции была вручена книга ветерана Великой Отечественной войны, члена Союза писателей России, доктора филологических наук Огнева Александра Васильевича «Страну заслонили собой».

С целью активизировать совместные действия различных ветвей и уровней власти, общественных организаций Тверской области в военно-историческом просвещении жителей, в формировании уважительного отношения к ратному и трудовому подвигу, совершенному поколением победителей по итогам конференции была принята резолюцию следующего содержания.

Резолюция конференции

Обобщая результаты докладов и сообщений, конференция констатирует:

  1. В 1942 году Калининская область была не только театром военных действий, на котором велись ожесточенные и кровопролитные сражения, она была одним из центров борьбы за стратегическую инициативу, начатую 8 января операцией четырёх фронтов.
  2. Оценивая значимость стратегической операции «Марс», не правомерно ограничиваться рассмотрением хода и исхода боевых действий оперативно-тактическим уровнем в границах одного стратегического направления. Результаты проводимых по единому замыслу (согласованных по цели, задачам, месту и времени действий) стратегических операций «Уран», «Сатурн», «Марс» следует рассматривать во взаимной связи и взаимообусловленности процессов подготовки и хода боевых действий, учитывая их взаимное влияние на достижение поставленных Ставкой ВГК задач.

Правомерность этого вывода обусловлена единством замысла действий войск на сталинградском и московском направлениях, предусматривавшим сковывание более сильного противника, проведением операции «Марс» на ржевско-вяземском плацдарме, и разгром более слабого противника, проведением операций «Уран», «Сатурн» и «Кольцо» под Сталинградом.

  1. Результаты многочисленных исследований позволяют утверждать, что, реализуя замысел операции «Марс», армии Западного и Калининского фронтов наносили рассредоточенные удары, на гжатском, оленинском, бельском и великолукском направлениях, которые были согласованы по цели, задачам, месту и времени. Такие удары, независимо от уровня реализующей командной инстанции, принято называть сковывающими. Цель нанесения таких ударов определена их названием.

Следовательно, существующая гипотеза о том, что операция «Марс» проводилась с целью ликвидации ржевско-вяземского плацдарма, опровергается реальными действиями войск, наносившими главный удар не под основание выступа, не на Смоленск, не на Вязьму, а на Сычёвку, расположенную в вершине выступа.

  1. Достигнутые в операции «Марс» результаты не производят столь яркого впечатления, как победа под Сталинградом. Но если сравнить условия, в которых проводились армейские и фронтовые операции на московском и сталинградском направлениях, то можно однозначно утверждать – поставленная войскам задача была выполнена успешно. Основанием для такого утверждения является следующая совокупность факторов, подчёркивающих существенную разницу в условиях подготовки и ведения стратегических операций.

Во-первых, войска Западного и Калининского фронтов наступали на противника, оборудовавшего в течение 10 месяцев район боевых действий в инженерном отношении. 6-я полевая армия, наступавшая на Сталинград, не успела к началу контрнаступления наших войск оборудовать район боевых действий в инженерном отношении до такого же уровня.

Во-вторых, качественный состав немецких войск был разным. На ржевско-вяземском плацдарме и под Великими Луками оборонялись имевшие хороший боевой опыт немецкие солдаты и офицеры, а на Сталинградском направлении были уступающие немецкому солдату по профессионализму и фанатизму итальянцы, румыны, венгры. Правомерность этого утверждения основана на следующей характеристике немецких войск, сохранившейся в ЦАМО. Характеризуя личный состав 83-й пехотной дивизии отмечалось, что «Почти все солдаты прошли всю войну на Востоке, имеют ленточку за зиму 1941/42 г. в России». В характеристике 3-й горнострелковой (егерской) дивизии подчёркивается, что «…дивизия хорошо подготовлена для действий в зимних условиях, имеет специальное обмундирование. Ее молодежная прослойка состоит из членов организации гитлерюгенд, остальной состав в большинстве своем члены фашистской партии».

В-третьих, обеспеченность операций «Уран» и «Марс» была различной. Под Сталинградом войска имели избыток боекомплекта, а войска Западного и Калининского фронтов нуждались в боеприпасах, самолётах и артиллерии.

В период подготовки операции «Уран» из учебных центров страны под Сталинград было переброшено 30 авиационных полков, том числе 8 бомбардировочных, 13 истребительных и 9 штурмовых». Пять дивизий 1-й гвардейской армии с центрального направления были переброшены и развернуты северо-западнее Сталинграда во втором эшелоне фронта. Еще 10 дивизий прибыли из Забайкалья и Дальнего Востока.

В ходе операции «Уран» 5-я танковая армия была усилена двумя стрелковыми дивизиями, а 20-я армия такого усиления не получила.

В критический период Сталинградской битвы Ставка ВГК направила туда 2-ю гвардейскую армию Р.Я.Малиновского, а Западный и Калининский фронты

Кроме того, фронты сталинградского операционного направления получили сверх положенного от 2,5 до 4,5 боекомплектов снарядов и мин. Избыток боеприпасов позволил за 80 минут артиллерийской подготовки израсходовать по 250 снарядов каждым орудием, а затем успешно поддерживать огнём атаку пехоты. Западный и Калининский фронты не получили к началу операции достаточного количества боеприпасов. Потребность боеприпасов превышала имеющиеся ресурсы в 3-13 раз (в зависимости от калибра снарядов и мин). Общее количество боекомплекта составляло меньше одного на всю операцию.

Сравнив обеспеченность армий, наносивших главные удары в операциях «Уран» (5-я танковая) и «Марс» (20-я общевойсковая) обнаруживаем, что артиллерийскую поддержку 5-й танковой армии осуществляло более 2500 орудий и миномётов, а 20-й армии 2250. Собственных артиллерийских средств 5-я танковая армия имела более 900, а у 20-й армии – было только 700. Противотанковых орудий в 5-й танковой армии было около 300, а в 20-й – почти вдвое меньше (175). Плотность артиллерии в полосах наступления была примерно равной (от 80 до 100 орудий на километр фронта), но у 20-й армии половину из них составляли минометы, которые могли вести огонь только по первой позиции.

По этой причине огневые точки противника не были подавлены.

В-четвёртых, скрытность подготовки ударов на юге и севере советско-германского фронта была разной. С целью введения противника в заблуждение относительно направления главного удара, была успешно проведена спецоперация по дезинформации, раскрывавшая замысел операции «Марс». Вследствие этого Г.К.Жукову пришлось воевать с противником, который был осведомлен о возможных направлениях удара, времени начала операции, а потому имел возможность подготовиться к отражению наступления.

Правомерность этого утверждения основывается на фактах создания немецким командованием боевых групп, выводом накануне наступления (24 ноября) на гжатском направлении танковых подразделений во второй эшелон обороны и вводом в первый эшелон пехотных, созданием танкового резерва в составе двух дивизий на направлениях главного удара наших войск. На великолукском направлении. 83-я пехотная дивизия, оборонявшая город Великие Луки и прилегавший к нему район, была усилена накануне наступления двумя охранными батальонами и артиллерией. Во втором оперативном эшелоне были расположены полки 3-й горнострелковой дивизии, прибывшей в район Новосокольники накануне наступления. Обе дивизии были хорошо укомплектованы личным составом и техникой.

В-пятых, метеоусловия, существенно влиявшие на действия авиации, на качество авиационной поддержки противоборства воющих сторон, под Сталинградом были более благоприятные для наступления, а на ржевско-вяземском плацдарме – для обороны. Правомерность этого утверждения подтверждают Х.Гроссман и Д.Гланц.

  1. Утверждение американского историка Д. Гланца и его последователей о том, что операция «Марс» закончилась «катастрофой для Красной Армии» не соответствует действительности, так как противоречит объективным показателям боеспособности соединений и объединений противоборствующих войск.

Общеизвестно, что в ходе противоборства обе стороны понесли большие потери, повлиявшие на боеспособность войск. Но, следует подчеркнуть, что потери Вермахта были более катастрофичными по своим долговременным последствиям. Подтверждением этому является факт плачевного состояния пехотных и танковых дивизий, входивших в состав 9-й полевой армии. По данным [Newton S. Kursk. The German  view.  Eyewithness Reports of Operation Citadel by the German  Commanders. DA Capo press, 2002. P. 374], потери, понесённые дивизиями 9-й полевой армии в «Марсе», фашистская Германия не смогла восполнить в течение 6 месяцев после окончания боевых действий. Так, например, 9-я танковая дивизия, оборонявшаяся в полосе наступления 20-й армии Западного фронта, имела к середине мая 1943 года 2872 человека. 20-я танковая дивизия, воевавшая против 1-го механизированного корпуса под Белым, имела на начало июля 1943 года боевую численность 2837 человек. Для сравнения, 3-я танковая дивизия имела боевую численность на ту же дату 5170 человек. Легко заметить, что укомплектованность личным составом, участвовавших в операции «Марс» танковых дивизий, не превышала 50% от штатной численности. Ещё более катастрофичными были потери 1-й танковой дивизии, также воевавшей под Белым против 1-го механизированного корпуса. После вывода на переформирование она вернулась на советско-германский фронт только осенью 1943 года.

Не лучше обстояли дела с укомплектованностью пехотных дивизий спустя полгода после окончания «Марса». Так, например, 86-я и 102-я пехотные дивизии к середине мая 1943 года имели боевую численность 3610 и 2683 человека соответственно. 6-я пехотная дивизия имела к началу июля 1943 года боевую численность 3121 человек. По сравнению с нормально укомплектованной 167-й пехотной дивизией, имевшей на эту же дату боевую численность 6776 человек, составляет около 50%. Не сложно представить, что сразу после окончания операции «Марс» укомплектованность указанных дивизий личным составом была ещё хуже. Зная о катастрофических потерях соединений, входящих в состав 9-й полевой армии, осознавая возможность повторения печального опыта 6-й полевой армии, В. Модель настаивал на выводе армии с плацдарма. Вынужденная необходимость избежать печальной участи 6-й полевой армии побудила верховное командование Вермахта разрешить вывод армии с плацдарма.

Учитывая приведённые количественные показатели состояния боеспособности немецких пехотных и танковых дивизий, участвовавших в операции «Марс», правомерно утверждать – повторение печального опыта 6-й полевой армии удалось избежать только тем, что 9-я полевая армия была своевременно выведена с плацдарма.

  1. Оценивая содержание и результаты операции «Марс» нельзя вырывать Великолукскую наступательную операцию 3-й ударной армии из операции войск Калининского фронта. Это неотъемлемая составная часть фронтовой операции, направленная на решение внезапно возникшей задачи, обусловленной действиями противника. Истинность этого суждения подтверждается словами Г. К. Жукова при постановке задачи командующему 3-й ударной армии, который сказал: «Боевые действия армии органически связаны с операциями войск фронта и в целом наших Вооруженных Сил. Все эти удары, взаимодействуя между собой, обеспечивают начавшееся сегодня контрнаступление советских войск под Сталинградом, сковывают резервы врага. Возьмете вы Новосокольники или нет – все равно задачу будем считать выполненной, если притянете на себя силы врага, и он не сможет снять их с вашего участка для переброски на юг. В этом главная задача 3-й ударной армии». Новосокольники, как известно, не взяли, а задача была признана выполненной. Более того, великолукская наступательная операция вошла в историю Великой Отечественной войны как успешная. Одни исследователи называют её «Сталинградской битвой в миниатюре», другие – «Северным Сталинградом».
  2. Многогранность положительного результата операции «Марс», достигнутого под руководством Г. К. Жукова, определяется не оперативно-тактическими показателями и количеством потерь, а её вкладом в исход противоборства под Сталинградом, а также вкладом в положительный результат всей военной кампании 1942 года, осязаемым влиянием на весенне-летнюю кампанию 1943 года.

Количественные показатели состояния боеспособности соединений 9-й полевой армии наглядно свидетельствуют о том, что в ходе операции «Марс» были созданы объективные предпосылки для ликвидации ржевско-вяземского плацдарма, характеризуемые катастрофическими потерями немецких танковых и пехотных дивизий. Вторая Ржевско-Вяземская операция – всего лишь операция преследования, осуществлённая без кровопролитных сражений с арьергардами 9-й полевой армии.

Конференция рекомендует:

  1. Продолжить исследования освободительных операций, проведенных в границах Калининской области в 1941-1944 годах, с целью создания фундаментального военно-исторического труда к 70-летию освобождения области от фашистских захватчиков. Такой труд необходим для военно-исторического просвещения и патриотического воспитания жителей области. Он будет способствовать популяризации тверской земли, как земли воинской славы.
  2. Рекомендовать оргкомитету конференции опубликовать материалы в сети Интернет, подготовить к изданию и издать материалы конференции на бумажном носителе в виде монографии.
  3. Руководствуясь Указом Президента РФ «О праздновании 70-летия разгрома советскими войсками немецко-фашистских войск в Сталинградской битве» от 21 сентября 2012 года №1305, организовать и провести совместно с ассоциацией Тверских землячеств в конце января 2013 года научно-историческую конференцию, а при отсутствии поддержки со стороны власти – круглый стол на тему «Вклад тверской земли в разгром немецко-фашистских войск под Сталинградом».
  4. Тверскому региональному научному военно-историческому центру принять участи в конференции, проводимой 19-20 марта 2013 года тверским государственным объединённым музеем.
  5. Поручить членам Центра подготовить доклады для выступления на указанной конференции.

 

Михаил ХЕТЧИКОВ, член Общественной палаты Тверской области

Поиск

Архив новостей

  • 2021 (146)
  • 2020 (187)
  • 2019 (203)
  • 2018 (259)
  • 2017 (161)
  • 2016 (218)
  • 2015 (197)
  • 2014 (223)
  • 2013 (229)
  • 2012 (198)
  • 2011 (189)
  • 2010 (111)
  • 2009 (8)